2147: AWAKENING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 2147: AWAKENING » Прошлое » Two roads to the stars


Two roads to the stars

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

ДВЕ ДОРОГИ К ЗВЕЗДАМ

Дата: 23.07.2145
Участники: Johan Mulciber, Clarissa Mulciber
Связанные эпизоды: -

Любовь согревает душу, и это её сущность, прелесть и необходимость. Потому-то она и нужна. Единственно поэтому. И уже нужна не мне и ей, а миру.
http://s7.uploads.ru/bINxD.gif http://sg.uploads.ru/Es6aW.gif

Краткое описание:
Чета Мальсиберов отправляется в двухдневное путешествие в Америку, в котором сталкивается с неожиданными трудностями.

+1

2

Кларисса несет на руках маленькую двухлетнюю Берту, и это согревает жестокое сердце Йохана.
Командировка в Америку – задание от Джагсона, но этого Йохан никогда не расскажет своей прекрасной жене. Клэр любит разнообразие, а ему самому приятно совместить работу с купанием в водах Карибского бассейна.

- Мы едем в Америку, дорогая.
- В Америку?
Он сдержанно кивает, наблюдая как на красивом лице Клариссы расцветает улыбка.
- Нужно навестить дядюшку Йена.
Дядюшка Йен действительно существует – выживший из ума старик, не сумевший оправиться после исключения рода из числа Титанов. Тот застал это ребенком, но явственно помнил: с этого дня жизнь Мальсиберов бесповоротно рухнула в пропасть.
Навещать дядюшку Йена Йохан не любил: весь его загородный домик (старая развалюха, не подобающая настоящему Пожирателю) казался средоточием уныния и тщеты. Йохан пытался переубедить престарелого родственника переехать на новое место, даже был готов купить ему дом в любом месте, где тот пожелает, но дядюшка Йен неизменно отказывался. Отбросив безуспешные попытки, молодой человек смирился с дядюшкой как с неизменным атавизмом, неприятным, но вынужденным.

К воскресенью сборы были завершены. В синей папке, уменьшенной заклятием и спрятанной в карман жилета, хранились досье списка лиц, с которыми Йохан должен был встретиться во время поездки. Один из местных чиновников планировал вернуть некоторые пункты законодательства бывшего МАКУСА колониям Америки; его инициативность не знала пределов: британское Министерство получило от него более пятидесяти сов с просьбами рассмотреть новый законопроект. Деятельность чиновника никак не нарушала существующих норм, но возрождать или хотя бы бередить воспоминания о МАКУСА британцы не хотели. Проект следовало подать в другой форме – об этом Йохан и должен был сообщить американцу, предварительно раззнакомившись и узнав лучше о его планах как «коллега с коллегой». Задание было неофициальным, поэтому и посещал Йохан Мальсибер в Америку как частное лицо.

Глядя на маленькое пухлое личико дочери, Йохан и в самом деле почти забыл о поручении Джагсона. Портключ – старинный чугунный фонарь с витражами – уже стоял на карете, запряженной фестралами; чемоданы с багажом были прочно закреплены сзади. Стоит повернуть ручку фонаря - и вся карета вместе с теми, кто в нее сядет, окажется во Флориде. Легкая приподнятость, которой светилась Берта, передалась и ему - девочке очень нравилась самоходная карета, которую она на своем детском говоре называла "калета", иногда путая с "котлетой". Мужчина неумело, но искренне улыбнулся: в конце концов, они с женой заслужили отдых.

+1

3

Клэр поймала улыбку мужа и, улыбнувшись в ответ, склонила голову; покачнулись светлые волнистые волосы, забранные лентой. Американские каникулы были для миссис Мальсибер не только шансом на новые впечатления, столь милые сердцу, но и будущей темой для обсуждения в обществе. С момента беременности она совершила лишь одно путешествие: переезд из Англии в Италию, а после рождения Берты эта поездка стала для нее первой возможностью покинуть дом надолго. Настоящее приключение; волнительное предвкушение, воодушевление, но – и легкое беспокойство. Клариссу одолевала материнская тревога: как перенесет Берта дорогу, не заразится ли инфлюэнцей в Америке? А как младенец будет жить в пыльной развалюхе дядюшки Йохана? Куда поставить загончик и подушки, хватит ли места для вещичек и купания, не напорется ли малышка случайно на гвозди и острые углы? А если у нее случится приступ спонтанной левитации, как это было неделю назад? Заботливая мать собрала все, что только могло понадобиться ребенку и облегчить его такую требовательную к быту жизнь в полудиких условиях, но все это успокоило ее лишь отчасти. Кларисса переживала, что могла чего-то не предугадать.

  Она поднялась по ступенькам кареты и осторожно усадила Берту к окошку, ожидая пока Йохан проверит крепления чемоданов.
«Калета! Калета!» - радовалась девочка. Из ее рук упал игрушечный пегас и сломал о порожек копыто. Кларисса подняла игрушку и вернула в руки девочки. Взбудораженная Берта немедленно отложила коника в сторону; женщина не стала настаивать.
Фестралы дернулись, едва не задев Йохана, когда тот обходил карету. Сердце Клэр дрогнуло на мгновение – и застучало с прежней частотой, когда муж сел рядом и захлопнул двери. Дурное предчувствие некстати покинуло её; она была бы рада сказать, что почувствовала неладное, но увы – Клэр заботила только дочь, да то, как долго они пробудут под жарким солнцем Флориды, достаточно ли у нее коктейльных платьев для вечеров – и окажутся ли по соседству хорошие собеседники. В прошлый раз, когда Йохан навещал дядюшку в самом начале их знакомства, там планировали открыть маггловскую ферму. Противный скрежет несмазанной ручки фонаря поверг Мальсиберов вместе с каретой в водоворот трансатлантического перемещения…

… Ритмичными взмахами черных тонких крыльев фестралы опускали их на землю. Солнце палило так, что было некуда скрыться; оно проникало даже сквозь деревянную крышу. На какой-то миг Клариссе показалось, что у нее случится удар. Женщина потуже завязала шляпку на голове малышки Берты и возблагодарила Мерлина, что оделась в легкое белое платье.
Рябь перистых облаков проплывала над их головами, постепенно удаляясь. Клэр восторженно прильнула к окну вместе с дочерью, разглядывая вид.
- Спасибо за это путешествие, - сказала она и, отвернувшись ненадолго, поцеловала мужа. Старое поместье (правильнее сказать – запылившийся двухэтажный дом) приближалось, оборачиваясь из отдаленной игрушки жилой выцветшей постройкой.
- Неужели Йен здесь прожил столько лет? Какой кошмар, - вполголоса заметила она.

Отредактировано Clarissa Mulciber (2017-05-24 01:42:54)

+1

4

- Он неприхотлив, - усмехнулся мужчина в ответ.
Фестралы приземлились на землю, и Йохан, сказав жене не торопиться, направился в дом. Глуховатый дядюшка Йен мог не услышать прибытия.
В обозримой близости от дома действительно выросла маггловская ферма.
Стеклянные небоскребы - остатки магговской цивилизации - были разрушены здесь еще полвека назад, но особняки и виллы Пожиратели не тронули. Большинство этих домов были отданы сторонникам Лорда в Америке и впоследствии перепроданы или объединены в более крупные участки.
Из-за невыносимого полуденного зная город спал. Спал и дядюшка Йен. Йохан, подумав, положил руку на плечо старика и несильно потряс:
- Просыпайся, старая развалина. - С чувством юмора у него было не ахти. Побудка была вынужденной: Мальсибер не хотел быть принятым дядей спросоня за грабителя или чего хуже.
Старый Йен поймал руку молодого родственника с неожиданной прытью и разлепил глаза.
- Уже приехали! - дребезжащим голосом с металлическими нотками, но искренней радостью одинокого человека, сказал волшебник и, оперевшись на руку Йохана, поднялся. Они медленно вышли на порог. Нововведения колдомедицины, облегчающие старческий ревматизм, Йен не признавал. Они помахали Клэр и Берте с крыльца.

Распаковка вещей заняла много времени. Йохан отправил жену с ребенком наверх, и мог только надеяться, что они спустятся к ужину уже готовыми и одетыми. Мальсибер пожалел, что оставил единственного домовика ухаживать за итальянским домом во время их отсутствия - скрепя сердце стоило признать, что от морщинистого уродца было много пользы. Дядюшкин домовик, чудом сохранившийся в период опалы и потрясений в семье, умер полгода назад. Нужно будет раздобыть нового ему на замену. "Вот выполню задание Джагсона!.." - подумал Йохан и быстро распределил в голове потенциальную премию. Вышло неплохо. Он ухмыльнулся и подмигнул своему отражению в дверце шкафа: нужно будет вытрясти из посланника Джагсона премию.

Мужчина оглядел развешанные мантии, захлопнул шкаф, покурил в кабинете, после чего оделся к ужину, но решил не идти в гостиную сразу. Вместо этого он поднялся в комнату к супруге. Трижды постучал, потянул за ручку - дверь поддалась.Йохан заглянул внутрь.
- Как вы? Что-нибудь нужно еще, пока мы не пошли ужинать?

Отредактировано Johan Mulciber (2017-05-24 15:34:46)

+1

5

Йохан отправился искать дядюшку, и Клэр, предоставленная сама себе, принялась рассматривать город. Вид из окна теперь отличался от той красочной панорамы, которую она могла наблюдать сверху. У неказистого дома появился рельеф, а по краям входа в тени крыльца угадывались разноцветные (неожиданно мавританские) узоры. В этой пыли она отчего-то почувствовала прилив вдохновения.
"На сияющем небосводе загорались звезды; Джанин подняла голову вверх и долго вглядывалась в белесо-лиловую синеву." Строчки навязчивой вязью клубились в голове; Клариссе хотелось вдохнуть в грудь синеву, а не задыхаться полуденной пылью. До побережья карибского моря нужно было аппарировать. Купанию этот день отдан не будет.
В её голове вымышленная Джанин отправлялась в кругосветное путешествие с любимым мужчиной из другого класса; вся история заканчивалась свадьбой на магическом летающем корабле, который, столкнувшись в небе с последним маггловским небоскребом, стремительно рухнул на землю.
С крыльца помахали – словно развеяли дымку очаровательно-нелепого сюжета. Клэр мягко улыбнулась и запоздало открыла дверцу кареты. Она подняла маленькую ручку Берты, и они ответили мужчинам нарочито-чинным покачиванием.

Обо всех перипетиях с домовиками Клэр не знала - лишь отметила, что теперь они с малышкой остались без незаметной но важной помощи прислуги. "Какой кошмар, - подумала она в который раз за день и прикрыла глаза. Сейчас она чувствовала себя практически обычным волшебником, беспомощным обывателем. Практически магглом. - Какой кошмар."
Эта мысль о неотвратимом ужасе происходящего придала ей сил. Миссис Мальсибер отряхнула платье и взялась за волшебную палочку. Не стыдно убирать грязь, стыдно жить в грязи. Она никогда не сказала бы этого вслух.
Постепенно комната преобразилась. Пыль с комодов, проигнорированная или не замеченная дядюшкой Йеном, исчезла по мановению волшебной палочки. Ковер будто бы приобрел вторую жизнь, пара докси, найденная в занавесках, была безжалостно уничтожена, а волшебные плафоны, парящие под потолком, засияли блеском. Берта, взбудораженная новыми впечатлениями, постепенно выдыхалась – и когда девочку сморил сон, кроватка и привычные ребенку вещи стояли, словно в Италии, на своих местах.
В дверь постучали. Пошатнувшаяся уверенность в выборе вернулась в её сердце; Кларисса снова почувствовала себя собой: леди, аристократкой, женщиной безупречного происхождения и манер. Ей хотелось простоты – так не здесь ли и есть средоточие той самой простоты. Она почувствовала себя неуязвимой; эта пыль и этот дом, лишенный удобств, никак не сможет ей навредить.
Женщина приложила палец к губам, призывая мужа говорить тише.
- Она только уснула, - короткое пояснение, кивок головы в сторону кроватки. – Мы же не можем пропустить ужин?
Клэр знала, что не могут - она сама не стала бы обижать странного владельца этого дома. К тому же, вместе с ощущением комфорта к ней вернулся и голод.

Отредактировано Clarissa Mulciber (2017-05-25 02:29:29)

+1

6

- Можем опоздать.
Ему стало неуютно: порядок, наведенный Клариссой, контрастировал с общим увяданием дома; Йохан будто увидел себя со стороны. Вот он, один из достойнейших, Пожиратель смерти из рода Титанов, стоит в пыльной хибарке недалеко от заброшенных маггловских трущоб. Зачем он здесь? Зачем он привез сюда Клэр и Берту?
Мальсибер нахмурился и, взяв жену за руку, вышел на лестницу. Они спустились вниз, вышли из дома… куда дальше? Далеко не уйдешь, - думал Йохан, прекрасно помня о дядюшке Йене. Старик вряд ли поймет их отсутствие на «официальной» части визита. Ужин с семьей, родственные узы – это Йохан ценил и поддерживал. Он презирал те свои корни, благодаря которым Мальсиберы пали, но боготворил еще более древние части своей истории – те, благодаря которым у него была надежда. Или как это назвала бы Клэр со всей свойственной ей высокохудожественностью? Он не умел и не любил давать названия.
- Ты бы хотела увидеть заброшенный город? – он проявил любезность. Йохан не знал, чего хотела его жена, и не был уверен, что она вообще отнесется с пониманием к этой поездке. Он бы не отнесся – ну так он и не на её месте.
Город давно был опустошен; его несколько раз зачищали оборотни, а у тех нюх – будь здоров! Любого скрывшегося маггла они бы учуяли, так что теперь это всего лишь старые руины. Так ходят по Колизею или среди камней Стоунхенджа – разве что здесь не осталось ни культуры, ни смысла. Магглы по определению не могли создать ничего достойного.
Он обернулся и заглянул в лицо Клариссы, пытаясь угадать в выражении глаз её отношение к внезапному предложению.
- Или ты слишком голодна, чтобы сейчас отправляться куда-либо сломя голову? – пошутил Йохан; лишать жену возможности выбора он все-таки не хотел. Всякая мать тяготеет к своему дитя, он и сам не был уверен, что ждет от нее, чтобы Клэр оставила Берту надолго и согласилась на сомнительную авантюру с походом в ночь. Мужчина вгляделся в горизонт; он был твердо уверен: опасности нет и не будет.
Последовательность с ужином оказалась отметена в сторону как ненужный и нежеланный элемент. Мальсибер просто забыл о нем, переключившись на новую цель.

0

7

Неуверенность. За показной решительностью, почти граничащей с грубостью, Кларисса явственно почувствовала неопределенность, сковывавшую её мужа. Как натянутая, колеблющаяся звуком струна, Йохан содрогался от трения с окружающей его жизнью – и вместе с этим этого трения жаждал. Так ей показалось; инстинкты никогда её не обманывали.
Куда он желает нестись ночью, когда на столе накрыт ужин, а дома лежит ребенок? От кого он бежит? От самого себя? От нее? От дядюшки Йена, чье присутствие одномоментно сделалось для него невыносимым? Не потому ли, что он олицетворяет неприятное прошлое семьи Мальсиберов?
Клэр была совершенно уверена в своем отказе; она готовила слова, чтобы образумить мужа, она искала интонации – чтобы не оскорбить его эго… в темноте что-то мелькнуло, и женщина замерла, инстинктивно сжав руку близкого человека. Так замирает кролик перед удавом: окажись перед ней действительная опасность, Клэр оказалась бы совершенно беззащитной. Широко распахнув глаза, она наблюдает, как движение в темноте изменяет свою траекторию. Они не одни, но не только: их рассекретили, их заметили – и заметили также, что они следят за существом в темноте.
- Не ходи, - одними губами шепчет она мужу. Слова вырывают её из оков страха, наполняя сердце гневом и инстинктивным желанием бороться – за свою жизнь ли, или за жизнь Йохана? Теперь она сжимает его руку крепче – должно быть, Йохану больно от впившихся острых ноготков, но об этом Кларисса не думает. Если Йохан посмеет пойти навстречу опасности, она разорвет его сама, - вот о чем думает Клэр, с горечью отмечая, что какой-то своей частью описывает мысленно происходящее. «Джанин падает в черное озеро, и вода смыкается над её головой. Движение – акула? Стая мелких рыбешек? – она не успевает заметить, подхваченная течением, потерявшая ориентиры и свет.» Унизительное равнодушие к самой себе, - отмечает Клэр. Если бы дядюшка Йен вышел подышать ночным воздухом, он бы застал застывшую гротескную панораму.
- Кто здесь? – в её голосе звучат надменные повелительные интонации – страх выдает себя так, как миссис Мальсибер к этому привыкла. Если Йохан и захочет вмешаться, то теперь ему придется говорить, а не идти напролом, - по крайней мере, женщина очень на это рассчитывала.

+1


Вы здесь » 2147: AWAKENING » Прошлое » Two roads to the stars


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC