2147: AWAKENING

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » 2147: AWAKENING » Настоящее » Мы с тобой одной крови


Мы с тобой одной крови

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

мЫ С ТОБОЙ ОДНОЙ КРОВИ

Дата: 4 июня 2147 г.
Участники: Феликс и Николас Честертоны
Связанные эпизоды: ...

Любовь братская лучше каменных стен; Два брата родные и оба Ивановичи.

Краткое описание:
Чтобы быть честным перед своим братом, младшенький решил раскрыть свою тайну и рассказать о своей связи с Убежищем

Сегодня Николя получит приглашение на ужин. Феликс торопится сообщить брату важную новость, как отреагирует брат? Поймет ли, примет - не известно.  Феликс не хочет просить подстраховки у доверенных лиц, такой шаг ему видится позорным, ведь он доверяет брату, как самому себе, а значит поводов для беспокойств нет.

Отредактировано Felix Chasterton (2017-07-28 16:54:50)

+1

2

Письмо брата с приглашением на ужин Никки получил еще утром, но вот к вечеру успел о нем совершенно позабыть. День выдался не из легких: несмотря на то, что на календаре красным кругом обводки поблескивало нерабочее воскресенье, Николаса вызвали в штаб незадолго до обеда. Производители контрафактных амулетов не знают выходных – и, кажется, всеми силами торопятся лишить заслуженного отдыха и законопослушных граждан.
Расправившись со злосчастной партией только к вечеру (добившись кое-каких незначительных результатов по сокращению пагубного эффекта, французское ведомство не сумело определить основной тип используемого колдовства, поэтому пришлось опечатывать весь конфискат и, как ни прискорбно, вызывать специалиста из Отдела Тайн), Николас Честертон с удовольствием вытянулся в кресле главы отдела и принялся созерцать потолок. Его терзала непреодолимая уверенность, что он что-то позабыл, но что именно Никки вспомнить не мог. Может быть, день рождения матушки? Нет, это важное дело было бы отмечено в его календаре, и назойливая тетрадь уже билась бы о стенки его делового портфеля, сообщая о забытом мероприятии. К тому же пока он не настолько забывчив, чтобы забыть сокровенное. Или это был отчет, записать который в ежедневник мужчина поленился? Или встреча?
Он взмахнул волшебной палочкой, задумчиво вырисовывая в воздухе облако из дыма. Последнее предположение приблизило его цели, цель была совсем близка. Встреча?..
Брат! Озарение, гром среди ясного неба. Он выпрыгнул из кресла, на ходу доставая часы-брегет. Без четверти шесть, он не одет к ужину, а переодеться уже не успеет. Помедлив в выборе между опозданием и бестактностью, Никки выбрал второе – в конце концов, семейный ужин - не светский раут и не официальный прием Рыцарей, да и вряд ли Феликс зовет его с какой-то особенной целью, иначе чем поболтать.
Аппарировав на крыльцо перед двухэтажным «поместьем» - как называл этот дом Феликс с присущей ему эпатажностью, - Николас трижды звякнул тяжелым дверным кольцом. В голове его тотчас начали клубиться прибаутки, с которыми стоит встретить младшего, чтобы сбить с толку, посмеяться – и разрядить, наконец, тягостную обстановку ожидания.

+1

3

Дверь приоткрылась и хозяин, стоя на пороге, с присущей ему таинственностью поднял указательный палец (мол, "цыц, ни слова"), широко улыбнулся и затащил Николаса, закрыв за ним дверь.
Здесь его уже ждали несколько горничных и парочка домовых эльфов. Повинуясь быстрому кивку вся эта свита быстро водрузила на гостя неимоверный наряд, более похожий на одеяние короля джунглей. Вокруг шеи вилась гирлянда из орехов и сухофруктов, на плечи была наброшена мантия из паучьей шерсти, щеки измазаны двумя мазками сажи, а на голову водрузили высокий колпак из перьев и листьев.
Тот час же перед Николасом открылась дверь и в следующей зале его встречали актеры, переодетые в магов древности, носивших тогда белые одежды, перевязанные плетью. У кого-то из актеров отклеилась наспех приклеенная борода, да прям так и шмякнулась под ноги. Но никто не переставал петь гимн. Слова были на латыни, но из текста можно было вычленить что-то про Повелителя, великого искусителя.
Феликс, явно наслаждавшийся всей этой бравадой увлек Николя по гранатового цвета толстой дорожке, прямиком в столовую, где его ждал отменный ужин.
- Ты опоздал! - уже не в состоянии сдерживаться, расхохотался Феликс, бросив брата у порога и отослав актеров и слуг прочь, прикрыв дверь на замок и антиподслушивающими чарами. Сделал он это элегантно и незаметно. Палочку оставил тут же у входа, чтобы можно было беспрепятственно дверь открыть. Кто его знает, как отреагирует на весть его старший брат, не хотелось бы его сердить излишне.
- Давай, рассказывай, что у тебя там случилось, а то я голоден, готов саламандру съесть.

0

4

Николас, не ожидавший оказаться ряженым, на переодевание отреагировать не успел – слишком внезапным оказалось погружение. Влекомый Феликсом и его театрализованной вечеринкой, он преодолел заплетающегося солиста, чье патриотическое выступление не успел оценить по достоинству (к счастью!). Вакханалия в доме его младшего брата явно бушевала не первый час. Никки выдохнул; он почувствовал себя легко и непринужденно – так бывало каждый раз, когда он приходил в хорошее расположение духа. Вечеринка прельщала его куда больше скучных официальных или полуофициальных приемов, и молодой человек с приятным предвкушением обозревал перспективу провести остаток вечера в пьяном пылу забав и развлечений.
- Есть будем в монашеском уединении? – усмехнулся он во все тридцать два зуба, когда дверь захлопнулась на замок. Представление оборвалось так же быстро, как и началось, и Никки запоздало ощутил осадок неудовлетворенности. Ну да ладно, наверстаем… Он еще раз обернулся на дверь, словно желая удостовериться, что сладостные звуки разнузданного веселья никуда не делись, и начал свой недолгий рассказ о прошедшем дне:
- У барыг из подполья выходных не бывает. Постарались разобраться сами, но теперь придется поделиться делом с Отделом Тайн. Плакали наши премии, - он развел руками и улыбнулся, не испытывая огорчения из-за перспектив финансовых потерь. - Даже пообедать не успел, так что тащи свою саламандру.
Он оперся о край стола и, оглядевшись, вздохнул.
- Завидую я тебе, Феликс, - беззлобно, наполовину в шутку произнес он. – У тебя денек был повеселее, а? – Николас многозначительно кивнул в сторону двери и помахал своей гирляндой из сухофруктов.

0

5

Непосредственность - вот, что было присуще его брату Николасу. Так здорово, что Никки относился к любым трудностям с долей сибаритства.
Никки мог часами рассказывать как у него трудно на работе, но было ясно одно, не такие это большие трудности. Ведь это лишь тот смысл, который его брат пытался отыскать во всем происходящем. Не деньги, ни нажива, ни статус - все это у него было. Простой обыкновенный смысл.
Феликс знал это лучше, чем кто-либо, а потому был уверен, предложение брат примет.
- Я за весь день устал от труппы, мы сочиняли сцену для третьего акта "Титана во плоти", по нам заметно, - еще стоял запах откупоренного бочкового вина, а повсюду была разбросана посуда с остатками фруктов и грязные бокалы. Но артисты не знали ущемлений, все свое пиршество они перенесли на тирасу, так как по просьбе Феликса сейчас Честертонов беспокоить было нельзя.
- Я вот зачем тебя позвал, надеюсь, что таки не оторвал тебя от дел особой важности и вскоре верну тебя к твоим заботам, - весело отвечал младший, уже в который раз за день усаживаясь за стол.
Он был в прекрасном расположении духа, то ли играло в нем вино, то ли он просто соскучился по брату, но своей радости не скрывал.
- Никки, я видел повстанцев. Им нужна наша помощь, - прямоту он любил, и резину не тянул и всегда вываливал начистоту то, о чем думал.

Отредактировано Felix Chasterton (2017-08-01 15:56:16)

+1

6

- Ага, - оптимистично, в тон брату, повторил Николас, с удовольствием надкусив и пережевывая финик, собранный со своего ожерелья. Ему было хорошо, и смысл сказанного добрался до него не сразу. – Повстанцев?!
Его глаза расширились от изумления, но Николас, глава выявления и конфискации неправомерных артефактов, немедленно нашел сказанному оправдание. Скорее всего, Феликс пьян, а потому неверно сформулировал свою мысль. Иначе быть не может, иначе – неминуемая смерть за предательство.
- Ты про пьесу? – поинтересовался он. С фиником было покончено, настал черед грецкого ореха; вкус Николас совсем не почувствовал. – Идея отличная, но Титаны не оценят. Чувства юмора не хватит.
Конечно, он не про пьесу, болван! Беспокойство клокотало в висках, во вздувшихся на лбу венах, но Никки не знал, как остановить брата в его крамольных мыслях – и, сквозь дымку мнимого безразличия, понимал, что останавливать не хотел. Николас не желал никого предавать – напротив, он считал себя хорошим Пожирателем и в рабочее время был бы готов умереть за Лорда и свою страну не раздумывая, - но и сдавать неизвестных людей за один факт их существования не желал также. Ему всегда было приятнее думать, что повстанцев не существует вовсе, но теперь они ворвались в его жизнь – и… вызывали у него любопытство.
- У них нет еды? – спросил он, пробуя понять, чем он, Николас Честертон, может понадобиться каким-то недовольным. Его одолевали противоречивые ощущения, в которых он не мог пока определиться, а потому делал вид, что ничего не происходит.

0

7

- Еда уже есть, - довольно кивнул Феликс, откинувшись сытым пузом кверху и сложив на нем свои ладони, - у них и еда, и одежда, и даже кое-какие другие предметы есть.
Подкреплялось это все тем, что Феликс лично позаботился о доставках. Бедному брату оставалось только представлять масштаб трагедии. Было такое предчувствие, что к такому повороту брат был не готов. Возможно бледность лица стала заметнее, а может это капельки пота проступили на лбу и еле заметно поблескивают.
Да, ему было жалко Никки, не к такому его готовила судьба. Конечно, детство и юность были столь юными, что ожидать друг от друга можно было чего угодно.
Тогда что же...
- Титаны не одобрят, и не посмеются. Ники, Повстанцы хотят одного убить. Мы готовим представление и мне нужна твоя помощь.
Стоило убедиться, что защита на месте и Феликс повернул голову в сторону вазы, которая излучала еле заметное сияние - своеобразный маячок, который оповещал о том, что все в порядке, помещение не подслушивается, защитные чары не нарушены.
Сколько невзрачных лет он провел за книгами, изучая столь невинные талисманы, многие с его курса даже посмеивались, считали это дело несерьезным. Незнание не грех, грех - не знание. И как видно, теперь ему вся эта праздная наука пригодилась. Весь дом был под завязку напичкан амулетами и талисманами, спрятанными, убранными и замаскированными под декорации, украшения и пышные убранства комнат. Дом кишит магией, разве что только не светился. И Никки это знал, ничего необычного в этом не было - всего-лишь очередное безудержное увлечение Феликса, баловство и ерунда.
- Ты же понимаешь, что в случае твоего несогласия мне придется стереть тебе память? - юноша склонил голову на бок, подперев рукой, воевать с братом он даже не собирался.

Отредактировано Felix Chasterton (2017-08-01 18:23:35)

0

8

О состоянии повстанцев старший Честертон выслушал с интересом. Еда, одежда – значит, сопротивление не дикари, а если и дикари, то снабженные предметами первой необходимости. Интересно, что их тогда не устраивает? Они ведь могли бы не лезть и не воевать. Времена охоты на не-ведьм прошли…
- Дурак ты, - вздохнув, сказал Николас и покачал головой. – А ведь всю жизнь меня знаешь…
Ему было неприятно, что брат угрожает ему таким нелепым образом. Разве он давал повод?
- С каких пор я тебе враг?
Он спрыгнул со стола и приблизился к Феликсу. Заглянул в лицо, будто надеясь привести в чувство.
- Если это нужно повстанцам, зачем это нужно тебе? Если тебе скучно, набери новую труппу, съездим к цыганам. Но зачем же… - Никки неопределенно повел рукой в воздухе, подбирая слова, чтобы воззвать к чувству семейного долга, но не нашел ничего подходящего, - зачем… так?
Ему подумалось, что это могла быть далеко не первая попытка Феликса объясниться, и предпочел не задерживаться на этой неприятной мысли. Он не хотел устраивать брату отповедь, но не хотел и допустить, чтобы другие люди использовали доверчивость и легкую вовлекаемость брата в своих интересах.
- Давай, рассказывай, почему ты с ними связался? – он потянулся и заговорщицки подмигнул младшему. – Все равно собираешься стирать мне память.

Отредактировано Nicolas Chasterton (2017-08-01 19:42:06)

+1

9

- Да, прости, я не прав.
Тень ли, осадок ли, но чувства срываются в тот момент, когда их почти получилось убрать. Но нет. Скользкий момент истины как раз и состоял в том, чтобы показать, как брат для него дорог, почему он позвал его сюда.
- И нет, не подумай, но ты за этим разговором впервые. не посмел бы. Позорить имя семьи. Никки, если ты захочешь меня предать, убить или раскрыть перед Лордом, мы мгновенно встанем по разную сторону баррикад. И ты знаешь почему так происходит.
Николас Частертон покинет этот дом с целой памятью и при своих чувствах. Даже если это будет угрожать безопасности Убежища. Ничто не стоит доверия брата. Даже предательство не так страшно, как неведение брата. Ясные темные глаза внимательно следили за братом. Черты лица вчерашнего курсанта становились тверже.
- Они меня поймали. Помнишь, когда я ездил в путешествие? Мне удалось уговорить их сохранить мне жизнь. С тех пор я им помогаю. Сначала это были просто поставки всего необходимого, но теперь все задумались о больших переменах. Никто не видел Лорда. Его давно не видно и власть постепенно переходит в руки Титанов. Это неправильно, Ник, понимаешь? Не должно так быть. Мы приносили клятву Лорду и только ему мы можем служить и только он вправе указывать, что и как нам делать. А Титанов нужно подвинуть. Иначе их семьи подвинут наши и через столетие у нас будет три правящих клана, разве это хорошо?

+1

10

- Поймали? – Николас был удивлен. Он знал, что у его брата собственная жизнь, и никогда особенно не переживал, если Феликс скрывал что-то – напротив, считал это интересной особенностью, позволяющей окружающим никогда не скучать. Но скрывать факт своего похищения от семьи, а потом еще и помогать похитителям?.. Что-то серьезно изменилось в Феликсе, чтобы такое произошло.
- Они же тебя не заставляют? – рука дернулась к палочке, но он сдержался. Бить лицо было пока некому, а его младший брат заговорил о Титанах. Он говорил о преданности Лорду, о трех правящих кланах...

Николас не был уверен, что сейчас дело обстоит иначе. Он был воспитан с мыслью, что Титаны всегда были выше обычных Рыцарей, и никогда не задумывался прежде о правомерности такого положения. Он никогда не видел Лорда, и приносил присягу скорее идее, чем человеку. Идея гласила, что такое положение вещей верно и правильно, но что думал по этому поводу сам Николас Честертон? Никки не знал наверняка. Он никогда не общался с магглами или магглорожденными, чтобы судить о них как о людях какого-то другого сорта.
И, пожалуй, не хотел знать. Мысли о политике утомляли старшего Честертона. Ему нравились те возможности, которые предоставляло пребывание в Рыцарях, ему были приятны привилегии, и он знал, что в форменных мантиях он выглядит неотразимо – послужной список амурных побед был тому хорошим свидетельством. Но думать всерьез о делах мировой значимости Николас приспособлен не был, а потому сейчас только тихо присвистнул, отметив про себя, какие неожиданные сюрпризы способен подбросить ему младший брат.
- Баррикады придумал, - он улыбнулся и потрепал Феликса по кучерявой шевелюре. Одно из самых важных решений в своей жизни Никки принял, даже не задумываясь толком о том, что это решение действительно важно. – С самого порога одни интриги: то повстанцы, то убийства, то баррикады. Мы братья? – он сгреб брата в охапку. – Ну? – он требовательно посмотрел на Феликса и, не дожидаясь ответа, продолжил, - большие перемены ради лучшего будущего, помнишь как нас учили?

Отредактировано Nicolas Chasterton (2017-08-01 23:03:04)

+1

11

А учили разному, Феликс-то даже и не помнил всей той науки, хотя нередко терялся в лабиринтах собственного разума.
- Ради лучшего будущего, - вторил он щурясь, позволяя взъерошить тщательно приглаженные до этого волосы.
Такой братской любви не дано никому испытывать. Она чистая и неземная. Простая, звонкая, как лесной источник - освежающая и утолющая любую жажду.
О мой Лорд, как же это я? Пошто втянул Никки? Эти мысли скомкано проносились в голове, пока брат приходил в себя. А приходил он в себя точно. По нему это было видно.
Если так себя ведет, значит точно распереживался, пусть по нему и не было видно.
- Ты всегда можешь отказаться, - да, у всех свои тайны. Едва ли Феликс, второй сын почетного гражданина не смог бы распоряжаться всем тем, что дала ему власть, природа и etc.
И раннего детства, приученный к дисциплине, к иерархии, находил возможность обойти эти устои. Младший мог бы поуговаривать, он мог бы упасть ему на жалость, на совесть и другие чувства.
Но братское - это что-то большее, чем просто единоутробство. Ты просто принимаешь то, что говорит другой и не можешь как-то переделать. Естественная природа, механизм, запущенный задним числом, который не сломить. Круг мельницы, переносящий воду и запущенный в действие от нее же.
- Не серчай на меня, Никки, это мой выбор. Правда. Собственный. Потому что я так считаю правильным.

Отредактировано Felix Chasterton (2017-08-01 23:20:56)

+1


Вы здесь » 2147: AWAKENING » Настоящее » Мы с тобой одной крови


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC